Меню
12+

Инфо-портал НЖ

23.12.2022 08:57 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 52 от 22.12.2022 г.

Два храма – одна история

Автор: Анна Некрасова

Анна Краснова

Продолжение. Начало в №50.

Продолжая рассказ о Петропавловской православной и Христорождественской единоверческой церквях, мы знакомимся с новыми фактами из жизни села Тис в начале 20 века. Это время стало судьбоносным не только для домов Божьих, но и для самих тисовлян. Конечно, в статье мы затрагиваем только малую часть событий тех лет.

Из воспоминаний тисовлян. Говоря о церквях, нельзя не упомянуть их служителей. За время существования в храмах сменилось несколько священников. О некоторых нам поведали старожилы села.

Так, по их рассказам, в нижней православной церкви одним из последних служил священник Николай Семёнов. Это подтвердили его внук Владимир Алексеевич с женой Марией Павловной.

Правда, мужчина признаётся, что его отец, Алексей Николаевич Семёнов, в прошлом известный тисовлянам как директор школы и ветеран Великой Отечественной войны, не любил говорить на эту тему. Лишь один раз обмолвился о деятельности своего отца и о том, что он был убит в церкви. Но произошло это случайно. Похоронен батюшка, как полагается, во дворе храма. Но сейчас место захоронения ничем не обозначено.

- Нам рассказывали, что надгробная плита с могилы Николая какое-то время лежала в пруду, недалеко от берега. Неизвестно, как она туда попала, стоит только догадываться, — делится Мария Павловна.

Хочется пояснить, что именно то место, справа от главного входа современного Тисовского клуба, где предположительно похоронены служители алтаря православной церкви, всегда пустовало. Со слов местных жителей, еще несколько лет назад там лежал камень ровной огранки, похожий на могильную плиту. В настоящее время его нет.

В годы властвования большевиков судьбы священников, как и домов Божьих, тоже были определены. Тисовлянка Анна Егоровна Краснова вспоминает, что дед её мужа Александра служил священником не только в тисовском храме, но и в торговищенском, и даже красноуфимском. В годы «безбожных» пятилеток Михаил Васильевич был отправлен в ссылку на тринадцать лет.

Его семью называли поповской. Со слов свекрови Анна Егоровна рассказывает, что в те годы их «зорили» (разоряли – прим.автора) за принадлежность к родству со священником.

- Помню, она говорила, что даже баню хотели по брёвнам разобрать и увезти. Вот что творилось! – негодует женщина.

Выжить отец Михаил сумел лишь потому, что при отбывании наказания работал поваром. Через несколько лет после освобождения он переехал в деревню Зверево Чернушинского района. Там и дослуживал свои последние годы.

- Так получилось, что я вышла замуж в соседский дом. Неделю пировали всей улицей! В Рождество меня просватали, в Крещение – свадьбу сыграли. А в феврале мы получили письмо от деда Михаила. Он хотел сам лично нас обвенчать. Боялся не успеть, ведь здоровье было плохое. Мы приехали в Зверево тем же месяцем. Крадучись обвенчались, а в мае Михаил Васильевич ушёл в мир иной, — вспоминает Анна Егоровна.

Похоронен он около храма в Красноуфимске. По какой причине было сделано так, наша рассказчица не знает.

Судьба тисовских храмов. В середине 20-х годов Тисовскую православную церковь закрыли и в ней разместили сельский клуб. В памяти одной из наших землячек Марии Павловны Семёновой сохранились картины из детства.

- Помню, когда меня приводили в кино, в том здании ещё была старая обстановка, напоминающая помещение храма: стены, высокие потолки, свод, гладкие колонны посреди зала, звонкое эхо... Даже сейчас могу представить, где примерно был алтарь. Уже потом здание полностью переделали в клуб, какой знаем сейчас, — припоминает Мария Павловна.

Необходимо добавить, что в бывшем поповском доме около православной церкви открыли начальную школу. Её заведующим был назначен местный учитель Шумилов Николай Николаевич. В школе стала работать и его жена Шумилова Юлия Вениаминовна. В 1932 году эту школу преобразовали в неполную среднюю, и первым её директором так же стал Николай Николаевич, его личность была широко известна в Тису. Забегая вперёд, отметим, что годами позднее помещение дома священников служило интернатом для учеников Тисовской школы из других деревень.

Православные верующие стали ходить молиться в Верхнюю единоверческую церковь, и всякие различия между прихожанами совсем исчезли. Даже престольные праздники каждого из храмов – Рождество и Петров день — стали общими и праздновались всеми тисовлянами.

В 1930 году Тисовский сельсовет из дома бывшего управления завода переехал в дом священнослужителей Верхней церкви. Через какое-то время в поповском же доме разместили фельдшерский пункт, а после – детский сад. По завершении войны это здание разобрали из-за ветхости.

Верхняя церковь работала до 1935-36 годов. Молиться в ней запретили и потому закрыли. Затем с её колокольни были сброшены все 9 колоколов и увезены на переплавку, а после уничтожены предметы церковной утвари, книги. На глазах у тисовлян были расколоты иконы и сожжены в печке-буржуйке. С помощью вернувшегося из заключения уголовника Кольки Черна и при участии активистов (местные жители отказались) подпилили и сбросили колокольню из-за креста на ней.

В помещении церкви устроили начальные классы школы.

Факты, описанные в книге Александра Тюрикова, хочется дополнить житейской историей. Прабабушка автора этой статьи Галкина Анисья Николаевна работала учителем начальных классов в Тисовской школе. Из её многочисленных воспоминаний запомнился рассказ, связанный со школой в здании Верхней церкви. Во время учёбы на переменках мальчишки забирались под пол. Когда Анисья Николаевна их звала на урок, они выкарабкивались оттуда все в пыли, в паутине. «Зачем вы туда забираетесь? Что вам там надо?» — спрашивала учительница. Они в ответ: «Мы ищем золото Архиерея». «Вы бы еще знали, кто это такой», — подшучивала Анисья Николаевна. (Архиерей (епископ) — высший священнический чин в христианской Церкви– прим. автора.)

Но всё-таки ребята находили крестики, какие-то старые книги, журналы исписанные, скорее всего, церковные метрики. Может, что-то и ценное было…

Возвращаясь к истории, хочется пояснить, что начальная школа в бывшем Христорождественском храме работала не очень долго. В 1966 году его перестроили в пекарню, которая много лет кормила хлебом тисовлян и жителей окрестных деревень, но 7 октября 1992 года сгорела по неизвестной причине. Так закончило свою службу людям здание бывшей Тисовской единоверческой церкви, построенное в 1855 году, 167 лет назад.

Храм не был забыт. Несмотря на то, что людей лишили религиозных пристанищ, они продолжали почитать молитву и образ Бога.

Местные поговаривают, что после закрытия Верхней церкви, оставшуюся утварь свалили в одно из помещений храма. Сердце прихожан было не на месте от бесчувственного обращения с иконами, крестами, церковными книгами. Чтобы сохранить, сберечь святые ценности, старушки подсаживали ребятишек, чтобы те пролезали в окна и могли вынести важные для них предметы. Возможно, некоторые из них до сих пор целы и бережно хранятся в домах тисовлян.

- Отец моей мамы Тюриков Тимофей читал Псалтырь. В канун православных праздников, например к Пасхе, в его доме собирались бабушки, завешивали окна и с лампадкой молились. Открыто это делать запрещалось. Даже крестики не носили, — продолжает свой рассказ Анна Егоровна Краснова.

Её отец Егор Иванович пел на клиросе одной из церквей, но какой именно, она не знает.В годы её детства тема святости тоже была под запретом.

Эта часть истории небольшого старинного села Тис подтверждает известный постулат: тяжелейшие испытания православная церковь пережила только благодаря преданным ей людям. Многие храмы подверглись разрухе. Но веру невозможно было убить в сердцах людей, они её свято хранили.

Всё, что осталось от Тисовской единоверческой церкви. 1956 год. Фото предоставлено Натальей Токаревой

Здесь, на Каравашке, стояла единоверческая церковь. Наши дни. Фото: Анна Некрасова, «НЖ»

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

89