Меню
12+

Инфо-портал НЖ. Люди/События/Время/Суксунский район

16.09.2013 19:54 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Из Суксуна в Агафонково

И задумала я, дорогие читатели, испытать на себе, как земляки мои, живущие на окраинах района, добираются до его центра и обратно. Решила проверить все три способа – пешком, на автобусе и на личной машине. Выбор пал на Агафонково даже не потому, что здесь живут мои добрые родственники, а потому, что эта деревня – самая отдалённая от райцентра.

Поход первый. Пеший.

Помню ещё рассказы старожилов, как им приходилось добираться пешком и в большие по тем меркам города, и в самые захолустные деревеньки. К примеру, моя бывшая соседка, баба Ганя, бабуля необыкновенной доброты (кажется, она была из староверов), узнав летом   41-го, что еще можно повидаться с мужем, которого забрали на фронт,  и он пока на распредпункте в Кунгуре, отправилась туда пешком, будучи на сносях. Правда, за Верх-Суксуном её пожалел какой-то тракторист и предложил доехать на прицепе-сеялке. Стоя. Повидавшись с мужем, она благополучно пришла домой пешком и вскоре родила среднего сына. Кстати сказать, муж её тоже вернулся с войны  невредимым, и они прожили долгую счастливую жизнь. А тот самый сын, Юрий,  стал лётчиком  гражданской авиации и до самой пенсии бороздил небесные просторы нашей  необъятной Родины.

Да и отец мой родной, ныне покойный, ещё до войны обучаясь в Суксунском педучилище, в родную деревню Бобыли (была такая в стороне от Брёхово километров за 7), естественно,  ходил на выходной пешком. Наградили его однажды за хорошую учёбу  полбуханкой  настоящего хлеба (дома-то с примесями ели), и он решил принести его матери (которая, между прочим, почти без отрыва от тяжелой  колхозной работы родила 12 детей). Дорога дальняя, сам, конечно, голодный, отщипывал по крошке и не заметил, как съел весь хлеб. Так об этом проступке жалел до самой смерти…

Ну,  отвлеклась на лирические отступления. Итак, тёплым августовским утром в 7-00 выдвигаюсь в  поход. За спиной не слишком лёгкий рюкзак (чтоб всё по-настоящему!), на шее – фотоаппарат, в руках – блокнот. Сразу за кольцевой развязкой – первая встреча. Жительница Ключей Ольга Бутманова, прибыв сюда на видавшем виды автомобиле, продает грибы. Лисички, рыжики, несколько больших  белых.

 - Белые так кому-нибудь подарю, — сообщает она. – Я ведь каждое утро здесь. Вечером  пробегу по заветным местам, с утра торгую. Хорошо, что с собакой в лес хожу, а то случай был: встретила двух нехилых мужичков  подозрительной наружности, которые, криво ухмыляясь, направлялись ко мне. Тихонько свистнула кавказскую овчарку. Те быстро ретировались. А потом слух прошел, что заключенные  сбежали.

Топаю дальше и думаю, что я все леса в своей жизни прошла в одиночку, чаще всего без собаки, а если и была какая, то безобидная дворняжка. Тьфу, тьфу, от подобных встреч бог миловал.

Далее по пути следования на обочине попадается настоящий стул, рядом коробки и даже большое ведро – очевидно,  тоже место сбывания даров леса.

Дорога будет!

На спуске с Песчаной горы пугает интенсивное движение. Решаю идти справа полевой дорогой, благо место это хорошо известно: мы редакционным коллективом ежегодно на лесной опушке прощаемся с золотой осенью. Какой простор отсюда открывается!  До осени еще далеко, деревья и поля зеленые. Спустившись с горы и укорив себя, что сбилась с трассы, снова возвращаюсь на неё. Обочины расширены и даже ещё  встречаются отжившие свой век екатерининские берёзы. Вернее, то, что от них осталось…Тут всё то же интенсивное движение и дорожный знак о земляных работах. О, думаю, и дальше будет не две полосы, а хотя бы три, как в гору. С этим вопросом в полном смысле слова прицепляюсь к большому катку и некоторое время буквально болтаюсь  на подножке, потому что спуститься на дорогу жутковато: автомобили прямо  так и «шьют». Водитель катка разочаровывает меня ответом, что он просто прикатывает обочину, а полос так и останется две. Объясняет, что он, как и все остальные – работники предприятия «Жасмин» из Екатеринбурга (это и так видно – логотип на каждой машине!) и предлагает обратиться к начальнику участка, который базируется возле нового здания, построенного выше Шахарово на горке справа.

Андрей Еловских – так представляется руководитель работ ООО «Жасмин»,  выигравшего тендер на этот участок – сразу радует тем, что с ходу сообщает: «Дорогу нынче сделаем до поста ГАИ». Радует не только меня, но и наших читателей, которые давно просили  написать о реконструкции этого участка. «Крутой спуск в Шахарово сделаем положе, — продолжает  начальник участка, — а вся дорога «оденется»  в новенький асфальт. И поднимаем  мы её на 50 сантиметров».

Пожелав удачи дорожникам, захожу в кафе на горке. По дороге обсуждаем с посетителями (молодые люди едут из Чайковского в Екатеринбург), что в правительстве  есть планы  построить  к 2023 году высокоскоростную железнодорожную магистраль от Екатеринбурга до Москвы, которая, к сожалению, пройдет через Чернушку, а не через Суксун.

Здание арендует жительница Суксуна Оксана Устюгова, она здесь сегодня и работает на пару с Еленой Анфёровой. А вообще Оксана с мужем известны тем, что занимаются строительными работами «от и до», как поясняет сама хозяйка.  Здесь они всего месяц, на отсутствие посетителей не жалуются, те пользуются и кафе, и гостиницей, а вот подъезд к зданию, по словам Оксаны,  не разрешает делать Пермь, а ведь они намерены расширять услуги, например, появится здесь и сауна… Девчата  любезно предлагают выбрать что-нибудь перекусить, но я отказываюсь: решила  в дороге не тратить денег, а питаться исключительно тем, что в рюкзаке: свежими огурцами и горбушкой хлеба.

Большой Шахаровский ремонт

Идти по самой деревне Шахарово довольно проблематично, хотя единственный на весь район светофор (обманываю, еще один установлен в начале деревни, правда, временный) приветливо моргает зелёным глазом: техники нагнано всякой разной, прямо скажем, для деревни экзотической, на каждом метре. Тут, видимо, углубляют  русло ручья, приходится с тротуара  прямо через перила моста перебираться на обочину дороги. Да и здесь  не сахар – автомобили, выбравшись из пробки, идут лавиной. Конечно, жители недовольны: всё лето как в аду. «Да и новая дорога не спасает, — говорят они, — как дребезжали в шкафах ложки от движения большегрузов, так и продолжают подскакивать». Конечно, обидно и тем, кто торговал на дороге дарами леса и огорода. Нынче такое невозможно. Продавщицы в магазине, куда я захожу по пути, жалуются, что теперь нет подъездов к жилым домам. Да и на автобусную остановку, куда установили плиту,  забираться бабулькам слишком высоко. (Жаль, не выяснила, может быть, это дело времени?)  «И лампочки всего две на всю деревню, — обиженно добавляют продавщицы. Вот те раз, — думаю, мы только что писали, как развивается Ключевское поселение, в том числе и его освещение.  А в другом магазине недовольны тем, что всё лето нет заезжих покупателей, которые в основном и приносили выручку. Зато тротуарчик почти по всей деревне новенький, в асфальтовом исполнении и такими же новенькими ограждениями. По нему и тороплюсь дальше, по пути делая внушения  маленькому мальчишке, что пытается выскочить прямо на дорогу.

В тишине по тягуну

На мосту через  Иргину тоже начинают  укладывать асфальт. Дорожники, кстати, днюют на дороге, а ночуют в обустроенных вагончиках на  острове( Так  у нас называют это место). Ночевать, правда, приходится не всегда и не всем. Беседую с одним из них, Артёмом Мухаряновым, которому частенько приходится перекрывать трассу, чтобы организовать  движение то в одну, то в другую сторону. «Все настолько спешат, прямо канючат – пропусти, пропусти, а  некоторые без спросу лезут, особенно ночью, — говорит он, — даже страшновато. Зато тендер мы выиграли на три года, а смотрите, сколько уже сделали!». Каюсь,  я тоже однажды на этом месте чуть-чуть не совершила аварию, погнавшись за крутыми джипами.

Артур показывает мне, где удобнее перейти, чтобы не испачкать кроссовки чёрным-пречёрным свеженьким гудроном. За мостом по прикатанной обочине идти очень удобно, хотя дорога в гору. Даже вспомнились стихи: «Хорошо понимаю: этот гиблый тягун не одну меня манит, потому и бегу».  Действительно, иду споро, по всем правилам – по встречной обочине.    А красоты открываются – глаз радуется! Справа – прекрасный вид на Ключи. Сверкают купола церкви, а под сопкой, как в сказке, приютились  разноцветные домики. И даже выдаётся такой короткий миг, что машин нет ни в одну сторону. Тогда можно услышать тишину.

Асфальт на трассе положен почти до поворота на Торговище. И только он заканчивается, приветливо машет водитель газели, приглашая ехать с ним дальше. Наверное, он обратил внимание, как я разглядывала в его прицепе какой-то невероятно красивый УАЗик, когда он ремонтировался на обочине Шахарово. Виктор, как представился водитель, везёт его и ещё одну иномарку из Краснокамска в Сургут на продажу. Как ни велик был соблазн хоть немного проехать (до поворота оставалось чуть больше километра) я, объяснив цель похода, потащилась дальше.

Автостопом

Убеждаюсь, что  со всеми остановками и разговорами я дошла до поворота за четыре часа. Но повернув, признаюсь, смалодушничала: начинаю на дороге голосовать. Останавливается первая же иномарка. Молодая семья Черепановых возвращается домой из Суксуна. Особенно рад маленький Андрейка, что папа с вахты приехал: даже в садик не ходит, хотя мама работает именно там. Тысяча благодарностей, снимок малыша  на память, и автомобиль со свистом улетает в Тис. Я же остаюсь на дороге, чтобы шагать дальше.

Поднимусь, думаю, в гору, — и съем огурец, чтоб пить не хотелось. Однако не успеваю. Только взобралась наверх, смотрю – опять попутка. Двое мужчин из Красноуфимска, представившись каждый по имени-отчеству Александром Александровичем и Михаилом Ивановичем,  едут на рыбалку к нам на Сылву. Узнав о цели моего похода, один из них чуть ли не подпрыгнул: «Вы знаете, моя мама в молодости ходила из Красноуфимска в деревню Тарасово Вашего района. Вышла за день, опоздала на похороны крёстной, но ведь дошла!» Мужчины посетовали, что не доставят меня до моего конечного пункта, свернут раньше. Да знаю я этот поворот, когда-то тоже с братом на рыбалку сюда ездили!

Пылить дальше становится совсем уже не очень весело. Но я же не зря  утверждаю, что «на дорогу» мне всегда везёт! Удача улыбается вновь! В лице бывшего председателя колхоза из Брёхово …Конева. На видавшей виды легковушке они с зятем едут как раз по делам в Агафонково. Вначале … даже меня не узнал. Плюхаюсь на заднее сиденье и оказываюсь, извините, в луже. Как выяснилось, здесь опрокинулся разрезанный арбуз. С мокрым липким задом, но ничуть не тушуясь, выбираюсь из машины возле дома Руфина Насырова. Похоже, этот приятной наружности мужчина рад гостям. Он без остановки шутит и даже приглашает меня на открытие охоты. Конечно, ведь у них и домики для отдыхающих имеются! Так же отшучиваясь, отправляюсь  навестить родственников.

Вдоль по ухоженной деревне

Возле магазина встречаю сидящих на скамеечке миловидных доброжелательных продавщиц. Улыбаются, как лучшей подруге. На расспросы  о житье-бытье ни на что не жалуются. «Только вот жителей в деревне становится всё меньше, — сетуют они, — а нам покупатели нужны, вот и встречаем каждого прямо на улице!».  А улица, надо сказать, очень прибрана, местные жители вообще отличаются большой любовью к чистоте и порядку. А теперь её еще и загравировали, о чем с воодушевлением говорит мне каждый встречный. «Раньше-то вообще «Амурские волны» были, а теперь от клуба и до самого Чистяково и по Чистяково тоже прикатанная дорога», — поясняет один из мужчин пенсионного возраста. Потому, наверное, народ и старается с пущим  желанием обихаживать усадьбы. Танзима Хаметова, к примеру, подкрашивает забор  палисадника, хотя,   на мой взгляд, он и так красив.

Решаю спуститься к Сылве. Надо же – переулок ничейный, а весь заботливо обкошен, чтобы по тропинке идти удобно было. Оказывается, мудрый долгожитель из соседнего дома, Сафин Фаттый-бабай теперь поручает это дело своему  зятю Вахиту. Он и косит.

Сылва сильно обмелела. Хорошо ещё, дожди прошли, водоросли на поверхности водой покрыло. А ведь когда-то здесь была глубина до двух метров… Сегодняшние пенсионеры, будучи подростками, купали на этом месте коней. А я ведь родилась на Сылве. «И гляжу с дочерним сожаленьем на тебя, родимая река…»- тянет меня на поэзию. Однако, грустить не время, пора в обратный путь. Конечно, пешком я больше не решилась…

(Продолжение следует. Теперь на общественном транспорте)

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

178